dvp
don't go around smokin' unless you want to get burned
Наполнение какой-либо предыдущей эпохи смыслом – это, как сказал бы
Чаадаев, ретроспективная утопия. Мы же скажем – это великий человеческий
соблазн. Трудно найти не поддавшихся ему: Честертон говорит о
средневековом Лондоне "small & clean"; Леонардо да Винчи – об
Афинах; Яков Гордин и компания – о "пушкинской эпохе"; Атос считает себя
(сотоварищи) пигмеем по сравнению с людьми XVI в., что не мешает ему 20
лет спустя считать гигантом уже умершего Ришелье. Главное, что он
(Ришелье) уже умер.
Можно даже сказать, что все вышеперечисленные
тоскуют по этим эпохам – и наделение их (эпох) смыслом есть форма тоски
не по прошлому, а по самому смыслу, которого "здесь и сейчас" никогда
нет. Смысл может быть в прошлом, ибо прошлое, какую-либо эпоху, можно
осмыслить как целое; современность же – никогда.

Уксус тоски – это перестоявшееся вино надежды.
Человек не может не надеяться на смысл, а отчаявшись надеяться, не
тосковать по нему. Именно поэтому ницшевский часовой остался на посту.

@темы: день открытых дверей в гильдии зануд, личный пантеон, сампроизвольный выброс монтировки, синдром казаринова-корсакова